Уголовное дело Гусева. «Синоптик возбудил прогноз»

31.10.2017 20:22 3

Уголовное дело Гусева. «Синоптик возбудил прогноз»

»

Сегодня, 31 октября, передано в суд дело бывшего директора ОГАУ «АИК» Анатолия Гусева о мошенничестве и подкупе свидетеля. Это означает, что материалы трех папок (двух увесистых и одной тоненькой), известные мне, как представителю потерпевшей стороны, уже перестали быть тайной следствия. Теперь об этом можно рассказать.

Как ни странно, началось расследование не с нашумевшего материала «Я хочу бабла» на «53 новостях», а гораздо раньше. Во всяком случае первая встреча Гусева с сотрудниками ФСБ, предложившими ему, уж простите за каламбур, добровольное сотрудничество, состоялась где-то 13 марта. Расшифровка записи разговора, имеющаяся в деле, бесспорно свидетельствует о том, что к тому моменту госбезопасность была уже прекрасно осведомлена о состоянии дел в ОГАУ.

«Дело Гусева» – лишь часть большой интересной истории о новгородской фабрике троллей, которая финансировалась за счет бюджетной организации по липовым договорам на «оказание услуг по комплексному анализу информационного пространства Великого Новгорода». На самом деле речь шла о манипулировании общественным мнением в соцсетях, ведении интернет-войн и создании положительного имиджа различных персонажей из прежней новгородской администрации. Не слишком респектабельные услуги оказывали властям непримиримые борцы со свинцовыми мерзостями российской действительности, новгородские блогеры. Среди них такие знаменитости как Антоний Киш и Владимир Львовский. Впрочем, все это довольно подробно описано в моей майской статье.

Эпизод же, квалифицированный следствием по статье Уголовного Кодекса 159 части 3 произошел ровно год назад в октябре 2016 года. Тогда директор главного областного медиахолдинга позвонил блогеру из Марева Владимиру Львовскому и попросил перевести на карточку одной из сотрудниц «АИК» 100 000 рублей, которые ранее были перечислены интернет-деятелю по договору.

На самом деле деньги в разговоре не упоминались. Анатолий Викторович пользовался эвфемизмом «эти документы», которые просил «переслать по факсу». Впрочем, заговорщики шифровались не слишком, обсуждали, как лучше отправить «факс»: через банкомат или банк-клиент в смартфоне. Забавно!

Запись этого телефонного разговора передал дознавателям сам Владимир Львовский, полагаю, где-то в конце февраля 2017 года, когда для него и остальных троллей с новгородской фабрики ощутимо запахло жареным. Есть у следователей поговорка: «Лучше хороший свидетель, чем плохой подозреваемый!» Тот самый случай.

Чтобы как-то оправдаться, Львовский заявил, что о махинациях ничего не знал: дескать его попросили вернуть деньги за еще не выполненную работу. Вопрос о том, что никакая работа, официально оформленная договором в принципе не выполнялась, а наняли блогера для того, чтобы «мочить» врагов губернатора Митина, в рамках данного уголовного дела не поднимался. А зря. Ведь о фиктивном характере этих договорных отношений Львовский уже открыто рассказывает в соцсетях.

В разговоре с ФСБ в марте Анатолий Гусев откровенно поведал, что похищенные средства себе он не оставлял. Конкретно эти 100 000 якобы передал некоему Григорьеву М. С.… Так значится в расшифровке. Причем, делать предположения о том, кто этот Григорьев М. С. я не в праве.

Все дальнейшие встречи «продажного блогера» с неудачливым махинатором происходили уже под неусыпным контролем оперативников и под уже процессуально оформленную аудиозапись. В многостраничных расшифровках много букв и эмоций: здесь и уговоры Львовского изменить показания, представить всю операцию как возвращение частного долга, и сетования на то, как Гусев Львовскому доверял и убежденность: «Меня в беде не бросят». Не могу отказать Анатолию Викторовичу в своеобразном благородстве – за собой в пучину он никого не потянул.

«Они мне сказали: ты нам не нужен. Нам нужен Митин… Позвони Митину, инициируй разговор, выведи его на разговор. Мы тебе скажем, какие вопросы задавать», — делится он с Львовским впечатлениями от общения с операми. Впрочем, как следует из диалога, до последнего момента член команды бывшего губернатора рассчитывал на его покровительство и ожидал, что правоохранителей вот-вот одернут…

Кстати, не менее откровенным был в беседах и обвешанный звукозаписывающей аппаратурой Львовский. В частности, он делился с Гусевым подробностями своих новых заказов, называя фамилии тех, кто предложил ему поработать «против людей, приехавших с Никитиным». Полагаю, заказчики чернухи вряд дли обрадуются такой огласке.

Материалы дела вообще создают ощущение безграничной наивности его фигурантов. Как мы помним, Львовский практически в открытую заявлял о сотрудничестве с органами. В то же самое время вместе с Гусевым они разрабатывают специальный код для передачи информации. Например, если Львовский опубликует в своем фэйсбуке фотографию маревской водонапорной башни – это должно стать сигналом, что встреча состоится в Новгороде у памятника Александру Невскому. Читая материалы, я не мог избавиться от впечатления, что оба собеседника находятся в патологической зависимости от многосерийного советского шедевра «ТАСС уполномочен заявить…»

Также к делу приобщена любопытная шифрованная переписка из мессенджера – ее обнаружили в телефоне подозреваемого при задержании. Разговор будто бы о погоде, уголовное дело именуется «прогнозом», следователь – синоптиком. Вот как выглядит один из фрагментов: «…Я думаю, что знакомиться с прогнозом и на беседу вас звать может только синоптик, который возбуждал прогноз. Остальным вы прокомментировали прогноз… Но встретиться можем. Я вас должен порадовать».

Этот диалог относится уже ко второму эпизоду дела – подкупу свидетеля. Убежденный, что расследование строится лишь на показаниях Львовского, Гусев предложил ему взятку за изменение данных показаний. И даже нанял для блогера адвоката, который должен был проконтролировать исполнение договоренностей. Надо сказать, что Владимир Львовский действительно написал заявление об отказе от первоначальной версии – якобы вспомнил о давнем долге. Подобные развороты на 180 градусов со стороны свидетеля обвинения обычно очень настораживают следователей. Уж не знаю, какие аргументы были найдены для Львовского в здании на Кооперативной с видом на следственный изолятор, но одумался он сразу, после первого допроса. А все, что происходило дальше, уже именовалось оперативной игрой.

В присутствии адвоката, нанятого Гусевым, Владимир Львовский изменил свои показания, а когда удовлетворенный защитник ушел отчитываться о проделанной работе, подробно изложил на бумаге все обстоятельства подкупа. Дело покатилось к своему завершению, свидетелями которого стали все телезрители и пользователи интернета Новгородской области 13 ноября.

Вместо эпилога. После громкого задержания Анатолий Гусев признал вину в обоих преступлениях и даже возместил ОГАУ «АИК» причиненный ущерб – 100 000 рублей. Сейчас он ожидает суда под подпиской о невыезде. В свою очередь мы, как потерпевшая сторона, не стали возражать против рассмотрения дела в особом порядке, о чем обвиняемый попросил в своем заявлении. Это дает ему шанс получить условный срок и остаться на свободе.

Впрочем, я обязан оговориться: подсудимый считается невиновным до вступления в законную силу обвинительного приговора.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Новгородской области будут готовить тренеров по ЗОЖ День за днём: 11 ноября. День работников Сбербанка и закрытие фестиваля спектаклей по произведениям Достоевского Фото: жители Григорова рискуют провалиться в открытый люк Жители Великого Новгорода собираются зажечь свечи в память о погибших в Кемерове Новгородцы предпочитают фильтрованную воду покупной

Последние новости