Стихи о любви. Оля Арбат

15.02.2018 4:48 3

Стихи о любви. Оля Арбат

Друзья! Незадолго до 14 февраля мы предложили читателям присылать стихи о любви. Стихов пришло целое море. Причем красивых, интересных, порой необычных. Часть мы уже опубликовали, но осталось еще очень много хорошей поэзии. В общем, мы решили не ограничиваться Днем влюбленных. Мы ведь любим не один день в году, а всегда. Поэтому будем постепенно знакомить вас с творчеством талантливых земляков. Пусть наша литературная рубрика станет постоянной.

Сегодня наш автор — Оля Арбат из Великого Новгорода.

***

Завтра у нее – все хорошо.
Можно плакать, завтра суббота.
Под подушкой ливень прошел,
А под сердцем – авиаперелеты.
Память — она не из мякиша крошек,
А как строгая глыба хлебов,
За ушами солоно, а гортань как поршень,
Хлеб да соль – вот и был таков.
Из горстей гвоздей тонкий черенок
Тянешь, рейку в левкасе купая,
Как подкову столярным клеем – что ж, ок:
Чиним булку, здесь багетная мастерская.
Волны мерят страсть и твердь живота,
Что неистребима к чести самшита.
У соленой воды океана одна частота:
Будет много любви – будет ноль защиты.
И, как Марта, сырого пороха не страшась:
Чтобы Быть, важно, полностью выгорая,
Отстраниться, уйти в безмолвную связь.
Ты уехал в это тридцать второе мая.

***

Стихи о любви. Оля Арбат

Осень в пекарне мира розовые жарит листья,
Снится вино и палуба, Сент-Экз в каюте брошен.
Сколько, моя любимая, было бессчетных писем,
Сколько стрекоз погибло, вывернувшись на брошь.
Это случилось ночью, крашенной ливнем и сажей,
Черный корабль, план битвы, и за винтом заря
Брань весела, ну же! Вряд ли ему нужна стража:
Только песка и масла, свечей пять сотен. Voilà!
Желтый, душистый, мятый, бархатный запах уюта,
Игрушечный мир в корОбке, бурей умыто сердце.
На высоте три тысячи дышится хлебом в каюте
Мы разрываем в клочья осенью – те хлебцы.

Полетели! Тридцать девять почтовых меж звезд,
Капли масла моторного Лайтнинга незаметные,
Как борта, что ушли в океаны ничьих слез,
Пролились над Марселем, угодив в медальон серебряный.
Тридцать девять почтовых! Он шел с ними, что было сил,
Замерял вес, говорил: «Господа, небо чистое».
А исчез с небес, и Господь сказал: если он и любил…
… аэродинамику и законы ee, девы пречистые.

Слева справил Бордо, правей – Каркасон…
Нынче ты вяжешь бант, предвкушая портвейн,
По большому счету с тобой в унисон
Накрываемся кожей воловьей, только где эти счеты, эй?!
Все на малых весах. Все вернется, взвесится.
Вёсны, белая кожа и ветер морей.
Скорость двадцать узлов. Авиатору не интересно знать
Содержимое писем. Так сигнальный огонь цельней.
Говорила Тулуза… Тулуза – далекий бог.
Как же кружево, милая, сберечь на рукавах,
Чтоб лететь, нам придется в ярости задирать зоб,
И закатывать к локтю рукава своего врага.
Между морем и небом парусов твоих жду,
Не прощается летчик дважды. Свет
От песка всех поющих дюн мира. Я иду
По орбите Сахары к тебе. Другой такой нет.

Стихи о любви. Оля Арбат

***

Непослушные кудри — папины,
Подзатыльники без счета — от мамы,
От бабушки — дорога каменная,
И губы, как начальник, а я в замах.
И дорогу целУю ту, как ужаленная,
Ненасытно, как лбов дорогих шквал,
Как хорошо сказала Цветаева,
Что Господь поцелуев моих не считал.

Стихи о любви. Оля Арбат

***

Сценарий

Диалог завершается рыхлым яблоком под одеялом,

Подсластить смоленую кожуру слезами – не до чая.

Главное могло случиться, не произошло – много и мало,

А завтра – косы, брови, складки на юбке. Скучанье.

Психика издевательски позволяет себе хихикать,

Соматика – мощный, яростный сом, будто пьяный.

И каждый в лоб: на нее смотри-ка.

Как возможно? Уместно? Чуть-чуть побыть желанной.

Это когда, как с горы, без остановки, растопырив ноздри.

Это, когда у мамы – деньги без спроса, но только в таком переплете,

Это у альтер-эго, сестры, вновь не родился ребенок, поздно.

И когда желтая морошка рот сиропно щекочет в лете.

Еще вместо кипятка кровь в посудине – так бывает?

И старик вместо куска мыла – флакон французского аромата.

Дорого. Дорого? Расстрою тебя: точно знаю. Рынок и цены.

И их бюджет – грустно, без вариантов.

И что еще важно… Выживаемость – столько-то. Но вот дальше?

За окнами – мужественность солдатская ее и сила.

Минуту. Желание похороню юное, ближайшее.

Спою шанти, напишу сценарий, выпью ром и – непобедима.

Ровный пробор, темные косы, любимая девочка – хлеб мой.

И всех моих дочерей, словно дел, перечесть трудно.

Вдруг перестало бы существовать, опрокинулось небо?

Я – за ним. За мной они. Не раздумывая ни минуты.

Ну, какие у нас дела? – Кисель из мыслей. – Варенье.

А из желаний – красоты, ягод, покоя. И сказок.

С двух до трех ночи – велю – каждая чтобы по стихотворенью,

Ты – наизусть, ты, надеюсь, понятно – в личные сообщения сразу.

А ты, любовь моя, убьешь вдохновение быстро и хладнокровно,

Нам сегодня отличное предстоит дело.

Яблок, банок, без сахара, с пузырями – живее пиши! – на здоровье!

Я приготовлю постель и ужин: девочка моя, будь смелой.

Я люблю его так, что могу, не глядя, пройти не мили, а ночи,

Со звезды на звезду порхая. У меня удачная обувь, добрые мысли.

Люблю, и смогла, научилась и – гляди, как звучит,

Выдирать память, убивать, обнулять – чтобы все чисто.

Это пудовый кусок души, где хлещет кровь на зеленый луг,

Где конфетное душит страстно горькое, молчаливое,

Это такое не вспаханное море потерь – нужен стальной плуг,

Чтобы поймать живое нутро, ошпаренное словами, забытьем, могилами.

Это такой красоты страх – не объять умом и бубнящей будущностью.

Это высохшая синева плавников, перламутровых перед смертью.

Это сила и смелость – смотреть назад, жить вперед, спать в насущном.

Это такой жест – отпустить тебя, моя изумительная Сью Верчью.

Главный герой он потому и главный, что ему достается:

Глупость человечью выслушивать, от бездарной любви лицо прятать.

Трудно быть Богом, но еще труднее тогда придется,

Когда из двух сердец половину необходимо продать. А иначе как?

Вот поднялся по лестнице – велосипед, окна, смятение, снежище.

Здесь уже черед героини, нужно, чтобы она решилась: пить или петь.

Сто тысяч ступеней ведут в кроличью нору, и здесь тысячи тысяч –

Хватит и чашек, и штопора, хватит и просто жить.

Вот она сходит с ума и идет далеко, чтобы не видели

Его глаза, как по капле источники услаждали чистое поле.

В грустный сезон на нем взошли, увы, оскорбительные

Вызрели, выстрелили слова недоверия. О, Оля.

Это божественный путь – по сценарию ты в тупике.

Ты уже знаешь, с утра готовишь хребет не для вафель, для груза.

Он предлагал варианты: ошибка, не верю. Но можно ли верить тебе?

Я не смогла б. И ушла. Моя сладкая муза-обуза.

Шелковой ночью не завершить бездонный сценарий,

У героини меняются платья, кольца, в сумке фигурная фляжка, а я

Пригрозила из темперамента вычеркнуть нежность, но пришел комментарий:

Я просто. Всегда любила рисовать. Тебя.

Стихи о любви. Оля Арбат

Фото: Сергей Гриднев

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В городе Пестово с пожаром боролись несколько боевых расчетов Виктория и Андрей Рябовы из Боровичей создают из снега сказочных персонажей, животных и технику Новым героем проекта «Холостяк» станет любимец многих новгородок Егор Крид Сегодня «бочка» для АЭС добралась до границы с Белоруссией Крестецкие власти начали сносить аварийные дома только по решению суда

Последние новости