Джереми Кларксон о том, почему люди перестали интересоваться автомобилями

Джереми Кларксон

Поделиться в Facebook Твитнуть в Twitter В одном из выпусков нового автошоу «Гранд тур» я немного устроил разнос мировым автопроизводителям, сказав, что они, похоже, перешли на «нейтралку» и просто выжидают время, когда их поглотит Uber, делая унылые коробки.

Тогда я прошелся по внедорожнику Renault Kadjar, который мне очень не нравится. Я сказал, что постер с его изображением никогда не будет висеть на стене в спальне подростка, и что никто не будет мечтать о том дне, когда купит этот автомобиль. Я доказывал, что это просто машина, на которой Renault сможет заработать пару фунтов.

Однако, боюсь, что я поспешил со своими речами, поскольку пришел к такому выводу – автопроизводители плывут против потока, который рано или поздно накроет их, независимо от того, каких кроликов они будут доставать из шляпы.

Всегда находились люди, которые говорили: «Я не интересуюсь автомобилями». Но сегодня такое можно услышать не только от случайной пожилой дамы в вязаном костюме-двойке, с жемчужными украшениями и стрижкой а-ля «Ее Величество». Так думают многие. Особенно в возрасте до 25 лет.

Не успеваю я прийти на вечеринку, как каждый за столом мне сообщает, что он не желает говорить об автомобилях. Это раздражает. Я не могу представить, чтобы многие из них интересовались бухгалтерским учетом. Но никто из них никогда не сказал бы финансисту, сидящему рядом: « Мы не хотим обсуждать операционную прибыль».

У меня, кстати, есть знакомый проктолог. И я никогда не слышал, что бы кто-то ему говорил: «Мы не хотим обсуждать анусы». Вот это и заставляет меня думать, что сегодня люди скорее готовы слушать о прямой кишке, чем о новой Ferrari GTC4 Lusso.

И я могу понять, почему так обстоят дела. В течение 20 лет им промывала мозги либеральная элита, что автомобили вредны для окружающей среды, и что если мы продолжим ездить на них на работу и в магазины, то планету Земля будут населять только осы и тараканы, поскольку все остальное вымрет.

Постоянная подпитка эко-ментальной чепухи особенно влияет на политиков. В ответ на это они начинают беспокоиться о составе верхних слоев атмосферы и думать, что они смогут решить все проблемы, снизив скоростные ограничения. Затем их снижают еще сильнее. А потом устанавливают дорожные камеры, чтобы убедиться, что лимиты соблюдаются.

Далее они годами копают дороги так, чтобы те стали узкими, кладут лежачих полицейских и делают велосипедные дорожки, а заодно ставят контрольную камеру слежения. Эффект ошеломительный.

Когда я рос, я мечтал об открытой дороге. Автомобили были чем-то, что вы едва ли могли себе позволить. Но они стоили того чтобы о них мечтать, так как несли с собой свободу, гламур и восхищение. Автомобили были тем, что вам определенно было нужно. И они были и тем, чего вы определенно хотели.

А сегодня дети смотрят в заднее окно Volvo по дороге в школу, видят пробки, велосипедные дорожки, камеры контроля скорости и думают: «Не очень-то это и интересно». И когда они уже могут получать водительские права, их посещает мысль: «А какой смысл?».

Как сказал мой сын: «Зачем мне водить? Я могу добраться до Лондона, даже когда выпил, за несколько фунтов на автобусе. К тому же в нем есть wi-fi».

Люди начали понимать, что 90% времени их автомобиль просто стоит на улице без дела. Так почему бы не избавиться от него и не пользоваться услугами такси, если нужно ехать куда-то по делам?

ИСТОЧНИКDriving

  • ТЕГИ
  • Джереми Кларксон
Следующая новость
Предыдущая новость

Фото: на глазах новгородского журналиста подвергся нападению памятник Дмитрию Балашову Cовместные усилия врачей спасли жизнь девочке, пострадавшей в ДТП под Валдаем На малой сцене Театра драмы — премьера с Лилией Сергеевой и Геннадием Алексеевым Фотофакт: мост для самоубийц в Окуловском районе Активистки из Завокзального микрорайона поборолись с экспертами за Морозовский переезд

Последние новости